Кто платит за публичный интерес?

В феврале этого года в СМИ была опубликована статья «Крутые дороги «Дороса». В ней шла речь о том, что некогда преуспевающая компания, специализирующаяся на дорожном строительстве, с уходом её руководителя Андрея Галиханова стремительно катится к банкротству, а против самого бывшего директора новое руководство предприятия инициировало уголовное преследование по надуманному обвинению в нарушении налогового законодательства.

Кто платит за публичный интерес?
Возможно, именно так следствие представляет себе «тайную» добычу грунта в промышленных масштабах? avto.goodfon.ru

Уголовное дело рассыпалось на глазах, и автор недвусмысленно предположил, что одной из составляющих уголовного преследования бывшего директора «Дороса» является политика.

Что изменилось с момента выхода публикации? Ведь в начале марта предстояло либо прекращать преследование, как того требовал закон, либо составлять обвинительное заключение и отправлять дело в суд. Но 26 февраля против Галиханова возбуждают новое уголовное дело. Теперь уже по второй части статьи 199 УК РФ, за уклонение от уплаты налогов, и инкриминируют ему факты, якобы имевшие место ещё раньше, – в 2013 и 2014 годах. И опять, в нарушение статьи 144 УПК РФ, дело возбуждается по заявлению частного лица, без заключения налогового органа. Только теперь заявителем выступает не директор «Дороса», а В.Е. Бойко - руководитель ЗАО «Трансстрой», учредителя компании. Но основания всё те же: фиктивный документооборот с контрагентом – компанией «УралСпецСнаб» по добыче грунта, якобы вылившийся в утаивание от казны налогов на прибыль и на добавленную стоимость на общую сумму 85,5 миллиона рублей.

Между тем ещё за три года до этого, в августе 2018-го, назначенный на место Галиханова Игорь Панфилов в заявлении на предмет возбуждения уголовного дела писал то же самое. Но следователь Чернушинского МСО следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Пермскому краю капитан юстиции А.М. Галиулин, рассмотрев материалы проверки, 17 октября 2018 года вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. И вот почему.

Между владельцами карьеров, которые легально могли продавать необходимый грунт, и строительными организациями задолго до прихода к руководству «Доросом» Андрея Галиханова сложились особенные производственные отношения с потребителями – не напрямую, а исключительно через посредников, которых предлагали сами владельцы карьеров. Поэтому у «Дороса» просто не было выбора, он вынужден был строить свои договорные отношения на условиях поставщиков.

Но на этот раз старший следователь следственного управления, уже подполковник юстиции Н.В.Смирнова, посчитала, что такие взаимоотношения являются достаточными для возбуждения дела. Тем более, что никто не оспаривал и тот факт, что загрузку грунта «Дорос» выполнял своими силами и на своих самосвалах вывозил его с мест разработки. Больше того, бывшему руководителю вменили в вину, что «Дорос» якобы отгружал грунт отовсюду, где придётся, и совершенно бесплатно. Между тем всем этим заявлениям есть вполне убедительные контраргументы.

- В 2013-2014 годах, - свидетельствует сам Андрей Галиханов, - нам для строительства и отсыпки дорог требовались инертные материалы: песчано-гравийная смесь и грунт в количестве 1,7 миллиона кубометров. Чтобы оценить такой объем, давайте представим яму в земле длиной не менее полутора километров, шириной 500 метров и глубиной около 4 метров, которая должна была в тот период находиться где-то в районе деятельности «Дороса» на территории муниципальных образований, поскольку по смете заказчиков ими была заложена дальность возки грунта на расстояние 30 километров. А ближайший грунтовый карьер на тот момент находился лишь в Краснокамском районе, т.е. в 250 километрах от Чернушки. Причем перевозка только одной тонны грунта на такое расстояние стоила не менее 500 рублей. А если помножить на весь необходимый тоннаж? Только один КамАЗ обошёлся бы нам в 8 тысяч рублей. Кроме того, согласно статье 19 тогдашней редакции Закона РФ «О недрах», «собственники земельных участков, землепользователи, землевладельцы и арендаторы земельных участков имеют право, по своему усмотрению, в их границах осуществлять без применения взрывных работ добычу общераспространенных полезных ископаемых». То есть грунт можно было разрабатывать без каких-либо ограничений на глубину пять метров от поверхности и свободно продавать.

Но карьеров поблизости не было. В этой ситуации «Дорос» выручил его субподрядчик «УралСпецСнаб», который, за неимением официальных карьеров, договаривался о разработке участков частных землепользователей с их владельцами в непосредственной близости от места строительства дорог, в пределах пяти километров. Большей частью это были частные лица. Кто они такие и сколько их было всего, руководство «Дороса» не знает, так как непосредственно с ними работал их контрагент «УралСпецСнаб». И именно он организовал для «Дороса» добычу необходимых для строительства материалов и дал возможность сэкономить на них полмиллиарда рублей. Прибыль предприятия в те годы составляла 250 миллионов рублей в год. Нетрудно догадаться, что при ином развитии событий предприятие сработало бы не с прибылью, а с миллионными убытками.

Что же касается называемой налоговыми органами «самостоятельной» разработки «Доросом» грунтов, то условиями договора с контрагентом как раз и предусматривалась, с целью производственной экономии, вывозка грунтов транспортом строительной организации. Но для того, чтобы обеспечить нормальную вывозку грунта с частного участка, его владельцу необходимо было провести на нём сначала вскрышные работы, то есть очистить его от растительности и дёрна. А после разработки участка провести его обратную рекультивацию. Техническую и биологическую. Ни в одном документе, ни в налоговой инспекции, ни в материалах дела, нет указания на то, что эти работы проводил «Дорос». Практически все руководители сельскохозяйственных кооперативов и главы сельских поселений в окрестностях дорожного строительства подтвердили, что на их территории земляных работ в промышленных масштабах не велось. Ни одного разработанного карьера, даже ямы, появившейся на месте раскопок, налоговики не нашли. Их просто нет. Потому что все предварительные и восстановительные работы после раскопов проводили сами землепользователи, а оплачивал их «УралСпецСнаб» за счет получаемых от «Дороса» денежных средств по договору.

Кроме того, по непонятной причине налоговые органы почему-то «забыли», что, согласно «Рекомендациям по расчёту стоимости компенсации убытков сельскохозяйственного производства и восстановления плодородия почвы (биологический этап рекультивации) при временном занятии земельных участков для несельскохозяйственных нужд», согласованным с министерством сельского хозяйства Пермского края и утверждённым краевым правительством, расчёт средней стоимости одного гектара нарушенных земель ещё в 2008 году составлял 139,4 тысячи рублей. А с учётом технической рекультивации тянул на все 300 тысяч. А если с учётом тех же Рекомендаций подсчитать расходы на возмещение убытков от ущерба, причинённого землепользователям при временном занятии их земельных участков, и оплату упущенной землепользователями выгоды, то суммы увеличиваются как минимум вдвое. Говорить, как утверждает налоговая инспекция, а за ней и следствие, что кто-то может где угодно без согласия землепользователя бесплатно добыть у него сколько угодно грунта, – в лучшем случае  несерьезно. Потому что к участку тихой сапой экскаватор и самосвалы не подгонишь. Но даже если подгонишь, должны же остаться какие-то следы! И о производстве таких работ собственник участка узнает в тот же день и обратится с жалобой в прокуратуру. Да и как можно разрабатывать грунт на чужой земле бесплатно? Это всё равно что пробраться на частное картофельное поле, накопать там картошки и не заплатить за неё на том основании, что она выкопана самостоятельно, без привлечения сил со стороны.

- Вообще возбуждение уголовного дела по новым-старым основаниям выглядит более чем странно, - считает управляющий партнёр адвокатского бюро «Сачихин и партнёры» Андрей Сачихин. – Дело в том, что сама статья 199 УК РФ говорит о причинении ущерба бюджету. То есть нарушается исключительно публичный интерес. И в самом деле, с какой стати публичные (то есть - государственные) интересы стали вдруг волновать частную коммерческую компанию, которой является учредитель «Дороса» ООО «Трансстрой»? Не Министерство России по налогам и сборам, не казначейство, ни даже прокуратуру, а лишь частное лицо?

Больше того, сама фабула статьи сформирована как уклонение от уплаты налогов, в то время как «Дорос» их давным-давно заплатил. Ещё 5 лет назад. Даже больше того – он их по требованию налоговых органов явно переплатил. Так, например, 26 миллионов налога на добавленную стоимость из суммы якобы неуплаченных «Доросом» налогов, указанных в постановлении о возбуждении нового уголовного дела, были уплачены в бюджет еще тогда, в 2013-2014 годах как раз компанией «УралСпецСнаб». Однако налоговая инспекция их во взаиморасчетах «Дороса» с бюджетом почему-то к зачёту не приняла. Якобы этот налог компания «УралСпецСнаб» заплатила за какого-то другого контрагента, неизвестно какого, но только не за «Дорос». И саму компанию налоговики признали фирмой-однодневкой. Лишь по причине несоответствия адресных данных места ее государственной регистрации. А ведь именно в органах Росреестра содержатся сведения о месте регистрации компании, в которых указан дом №80 по улице Полины Осипенко в Перми. И лишь при проведении налоговой проверки вдруг выясняется, что такого строения не существует.

Но как тогда быть с фактом оплаты «УралСпецСнабом» НДС, что лишний раз подтверждает то обстоятельство, что компания самая что ни на есть рабочая, а не фиктивная. Удивительно и другое. Данные контрагента «Дороса» по-прежнему, спустя несколько лет, присутствуют на сайте Министерства по налогам и сборам. По свидетельству портала Rusprofile.ru на 15 марта 2021 года, ООО «УрасСпецСнаб» по статусу является действующей с 2012 года компанией и добросовестным налогоплательщиком. Все это говорит о том, что взаимодействие «Дороса» с «УралСпецСнабом» было экономически выгодным для него, поэтому не только НДС, но и дополнительно выплаченный налог на прибыль за 2013- 2014 годы, указанный в постановлении следствия о возбуждении нового уголовного дела, также является излишним.

- Дело в том, - продолжает Андрей Сачихин, - что Конституционный суд Российской Федерации уже давно считает, что законодательство о налогах и сборах совершенно необоснованно не использует понятие «экономическая целесообразность» и не регулирует порядок ведения финансово-хозяйственной деятельности из этих соображений. Поэтому в практике налоговых органов такая деятельность не подлежит оценке с точки зрения целесообразности, эффективности и рациональности. Неслучайно ещё 12 октября 2006 года Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации в Постановлении №53 указал, что «наличие посредников при осуществлении хозяйственных операций, само по себе, не может служить основанием для признания полученной предприятием налоговой выгоды необоснованной».

Конечно, оставайся Галиханов в директорском кресле, требования о зачёте переплаченных «Доросом» налогов в бюджет, скорее всего, разрешились бы должным образом. Во всяком случае, можно было бы доказать получение бюджетом средств от «УралСпецСнаба» именно за «Дорос». Но ни учредителю «Дороса», ни его новому руководству, похоже, это не интересно. А интересно другое - любыми способами опорочить Андрея Кадировича. Это становится видно всё отчётливей и всё больше смахивает на недобросовестную конкуренцию. Ведь ООО «Унидорстрой», которое сейчас возглавляет Галиханов, выигрывает конкурс за конкурсом на строительство дорог в регионе и реально напоминает тот самый «Дорос», которым некогда он руководил. Очевидно, кому-то очень хочется, даже несмотря на явную абсурдность уголовного преследования, чтобы уголовное дело и перспектива банкротства перманентно висели не только над Галихановым-хозяйственником, но и над ним как депутатом и председателем городской Думы. Чтобы испортить его деловую репутацию и подмочить имидж общественного деятеля. Ведь не зря же ещё в октябре-декабре 2018 года уже новое руководство «Дороса» выписывало из Москвы адвокатов, которым за то, чтобы подвести под статью прежнего директора, уплатило ни много ни мало 14 миллионов рублей…