Уральский Афон: рифмы истории

Время раз за разом возвращает нас к событиям давних лет

29.05.2018 в 08:43, просмотров: 802
Уральский Афон: рифмы истории

В этом году исполняется 20 лет с того момента, как начал свою работу фонд «Белая гора», целью которого стало возрождение Уральского Афона – знаменитого Белогорского Свято-Николаевского мужского миссионерского монастыря. Фонд был учрежден девятнадцатью ведущими предприятиями и организациями Пермской области. Председателем попечительного совета тогда был избран губернатор Геннадий Игумнов.

За годы работы фонд проделал большую работу: был установлен Царский Крест, восстановлен иконостас Крестовоздвиженского собора, воздвигнуты часовни над святыми источниками, построена автомобильная дорога от села Калинино до территории монастыря, созданы газопровод и водопровод… К столетию освящения Крестовоздвиженского собора, которое торжественно отмечали в 2017 году, была завершена внешняя реставрация храма и началось строительство надвратной церкви. А главное, что произошло за эти годы, - в обители возродилась монашеская жизнь.

Промыслительно, что фонд «Белая гора» продолжил работу, начатую еще дореволюционным пермским губернатором Петром Погодиным в конце XIX века. Именно Погодин вошел в историю как первый покровитель Белогорского монастыря, основателем которого был выдающийся священнослужитель Пермской епархии протоиерей Стефан Луканин.

Протоиерей Стефан Луканин родился 20 декабря 1841 г. на территории Кунгурского уезда Пермской губернии, в селе Усть-Кишертском, где его отец служил дьяком. В 1862 г., после окончания Пермской духовной семинарии, будущий протоиерей был рукоположен архиепископом Неофитом (Сосниным) во священники Рождество-Богородицкой церкви Бикбардинского завода Осинского уезда. Паства его там находилась в удручающем состоянии. Как пишет священномученик протоиерей Иаков Шестаков, «кругом невежество, пьянство и его спутник бедность». Поэтому молодой священник тотчас же начинает хлопотать об открытии в селе народного училища с интернатом, которое вскоре и открывает в доме местного помещика Павла Дягилева, дедушки будущего организатора «Русских сезонов» в Париже.

В училище обучались не только дети, но и взрослые. Единственным сотрудником в училище была супруга священника. В течение семи лет супруги Луканины работали там безо всякого вознаграждения. Указом Пермской духовной консистории отцу Стефану была объявлена благодарность и архипастырское благословение. 13 августа 1870 г. преосвященный Антоний (Смолин), епископ Пермский и Верхотурский, дарит бикбардинскому священнику свою фотографию с надписью: «В признательность отличной ревности к обучению детей истинам веры и полезным знаниям».

В 1873 г. отца Стефана избирают депутатом первого епархиального съезда, тогда же он по собственному желанию был переведен в Свято-Троицкую церковь Асовского села Кунгурского уезда. Там с помощью бесед и убеждений он смог прекратить крестьянский бунт, ставший следствием отмены крепостного права. В том же году Стефан Луканин был избран гласным Кунгурского уездного земского собрания, решением Святейшего Синода назначен миссионером Кунгурского уезда. В 1876 г. отец Стефан был переведен в градо-Кунгурский Благовещенский собор помощником настоятеля.

Священническое служение Стефан Луканин сочетал с издательской деятельностью. Из-под его пера вышел ряд обширных и подробных статей, посвященных истории и современной жизни старообрядцев, которые публиковались в газетах «Пермские епархиальные ведомости» и «Урал». Священник состоял в активной переписке с настоятелем Никольского единоверческого монастыря в Москве игуменом Павлом Прусским и с видным исследователем старообрядчества, профессором Казанской духовной академии Николаем Ивановским. В 1885 г. отец Стефан Луканин был назначен главным миссионером Пермской епархии.

Мысль создать в Прикамье миссионерский монастырь возникает у отца Стефана после посещения Московского Никольского единоверческого монастыря. Он угадывает в бывшем начетчике Василии Коноплеве будущего игумена Белогорской обители и убеждает его перейти в православие, а затем добивается его пострига с именем Варлаам и назначения на Белую гору.

В историческом очерке о создании Белогорского монастыря, изданном в Москве в 1910 г., так описываются события, связанные с первыми шагами по устройству обители: «16 июня 1891 года главный миссионер Пермской епархии священник Стефан Луканин, прибыв в Юго-Кнауфский завод по распоряжению преосвященного Владимира, после совершения соборне литургии отправился за 12-ть верст с крестным ходом к Белой горе и освятил там крест в память чудесного спасения драгоценной жизни Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича Великого Князя Николая Александровича». Русский престолонаследник подвергся покушению во время своего образовательного путешествия по Востоку, находясь в Японии. По счастью, рана, нанесенная мечом японского полицейского, оказалась скользящей, а преступник был вовремя обезврежен.

Уже 29 мая 1892 г. епископ Владимир (Никольский) дарит будущему монастырю список с чудотворной Березовской иконы Николая Чудотворца. С этим списком спустя два дня был совершен крестный ход на Белую гору: «Чтимую икону св. Николая до самого места служения несли попеременно два священника. Во все время шествия крестного хода клир православный и единоверческий попеременно пели догматики и ирмосы – первый по нотному обиходу, а последний по крюкам».

В 1894 г. за устройство Белогорского монастыря и строительство там первого храма в честь Святителя Николая отец Стефан был награжден наперсным крестом и возведен в сан протоиерея.

После назначения на пермскую кафедру епископа Петра (Лосева) подход к миссионерской деятельности поменялся не в лучшую сторону: «Пока хватит сил, буду работать пером, – не раз говорил о. Стефан. – Переменится состав нашей епархии, и дело миссии снова станет на ноги».

13 марта 1900 г. решением преосвященного Петра Стефан Луканин был уволен с должности епархиального миссионера «ввиду бездеятельности, противления епархиальному начальству». Начались преследования, отцу Стефану часто отказывали в самом необходимом.

После смерти епископа Петра и назначения на пермскую кафедру епископа Иоанна (Алексеева) Стефан Луканин был назначен духовником Пермской семинарии и продолжил миссионерскую работу. В марте 1904 г. из очередной миссионерской поездки протоиерей вернулся простуженным и быстро стал угасать. Перед его преставлением квартиру Стефана Луканина посетил преосвященный Иоанн. Архиерей исповедовал и причастил больного. Последние слова Стефана Луканина звучали так: «Господи!.. Благодарю Тебя!.. За все благодарю, и за болезнь мою… благодарю… с радостью приемлю смертный час… И слава Богу, слава Богу».

Протоиерей Стефан Луканин скончался 12 марта 1904 г., похоронили его в городе Перми, у алтаря храма Святого Иоанна Златоуста на территории подворья Белогорского монастыря.

18 декабря 1913 г., накануне десятилетия со дня преставления Стефана Луканина, под председательством настоятеля Белогорского монастыря архимандрита Варлаама (Коноплева) состоялось заседание комиссии по увековеченью памяти протоиерея. Было принято решение заменить могильную плиту на плиту из черного гранита для предохранения со стеклянным футляром, повесить в часовне Святителя Стефана Пермского портрет Стефана Луканина, учредить стипендию его имени в Пермской духовной семинарии, просить игумена Серафима (Кузнецова) написать краткий очерк о жизни и деятельности протоиерея. 12 марта 1914 г. была отслужена Божественная литургия в подворье Белогорского монастыря и в самой обители. В трапезной на Белой горе был повешен его портрет как портрет основателя монастыря.

К этому времени могила Стефана Луканина оказалась внутри храма Святого Иоанна Златоуста, поскольку там было достроено два придела в честь Сергия Радонежского и Святого первомученика диакона Стефана.

Комплекс зданий Белогорского подворья в Перми и состоял из четырех домов №№ 94, 96, 98, 100 по улице Петропавловской. Церковь во имя Святого Иоанна Златоуста была освящена 14 декабря 1903 г., а закрыта советской властью в 1929 г. В дальнейшем она была приспособлена под жилой дом, который снесли в 70-е годы XX века, примерно тогда же, когда в Екатеринбурге (Свердловске) был уничтожен Ипатьевский дом. Как всем известно, в этом доме сто лет назад принял мученическую кончину император Николай II, чудесное спасение которого в далеком 1891 г. стало поводом для возникновения Белогорской обители.

Еще одно поразительная рифма истории. Именно с пермского подворья Белогорского монастыря, где нашел свое упокоение протоиерей Стефан Луканин, началась история красного террора на Урале, жертвой которого, помимо многих-многих других, стала царская семья. 7(20) февраля 1918 г. на подворье по поручению большевистских властей явились члены Союза увечных воинов с намерением выявить излишки продовольствия. На следующий день, 8(21) февраля, попытка была повторена с привлечением вооруженных красногвардейцев. Монахи ударили в набат, подходивших красногвардейцев разоружали, и власти вынуждены были вызвать подкрепление. В завязавшейся перестрелке с обеих сторон были жертвы. В подворье погибло более 10 человек, в том числе иеродиакон Евфимий Коротков и его брат Алексей. В их погребении 12(25) февраля приняло большое количество православных.

По поводу этих событий будущий священномученик, архиепископ Пермский и Кунгурский Андроник сказал: «…Да упокоит Господь и простит вольные и невольные прегрешения всех православных иноков и мирских, убиенных за Святую Веру и Церковь на Белогорском Подворье. Да благословит Господь усердие всех, кто тогда крепко стоял за церковные святыни, боясь одного Бога, а не устрашений вражеских. Да ободрятся и все православные христиане стоять за Святую Церковь, чтобы не давать врагу нашего спасения… Всех же восстающих на Святую Церковь и ругающих ее и ее служителей именем Божьим заклинаю не на угодное обольщающему нас всех на вражду и злобу дьяволу, но опомниться и осознать, что ведь мы есть православные христиане. Если же они этого не осознают и не раскаются, то таковых как врагов Церкви отлучаю от Святого Причастия и от надежды на вечное Спасение. И если кто из них тайно или обманом от священника причастится, то таковое причастие будет им воистину с Иудой Искариотским в вечное осуждение».

Вячеслав ДЕГТЯРНИКОВ