Выборы в Очере претендуют на место в Книге рекордов

А юридическая оценка массированного вброса голосов может стать неприятным прецедентом

28.10.2019 в 14:39, просмотров: 3513

В Очерском городском округе Пермского края на сентябрьских муниципальных выборах произошел, наверное, самый крупный в современной России вброс голосов в размере 20 процентов. Вряд ли кто-либо когда-то отваживался вбрасывать больше. Сейчас дело о фальсификации итогов голосования рассматривает Очерский районный суд. Но итог этого рассмотрения всем понятен заранее.

Выборы в Очере претендуют на место в Книге рекордов

8 сентября в Очерском районе Пермского края прошли муниципальные выборы депутатов Думы Очерского городского округа. Избирательных округов было пять, по три мандата в каждом. По итогам выборов был избран новый состав Очерской Думы из 15 депутатов.

Округ №1, где и был зафиксирован столь беспрецедентный вброс, состоит из трех УИКов. На избирательном участке №2603 считали так: бюллетени разложили по стопкам, с одним голосом в одну кучку, с двумя – в другую, с тремя – тоже отдельно. Всего участковая избирательная комиссия №2603 насчитала 756 действительных бюллетеней.

Бюллетеней с тремя галочками оказалось 512. Еще 142 бюллетеня было с одним голосом и 102 с двумя голосами – эти цифры оглашались на участке, они зафиксированы УИК и подтверждены наблюдателями. Соответственно, реально отданных голосов было 512х3+102х2+142х1=1882. Но в итоговом протоколе общее число отданных голосов оказалось 2226. 344 лишних голоса вброшены.

Чтобы представить масштабы этого вброса для выборов в муниципальном районе, нужно знать следующее. За мандаты в округе №1 боролись 13 кандидатов, разница между первыми девятью не превышает 344-х вброшенных голосов. И если бы этих голосов не было, депутатами могли бы оказаться любые трое из этой девятки.

Этим вопросам и задался кандидат Антон Смагин, подав в районный суд заявление о признании недействительными результатов выборов по первому округу. 24 октября состоялись предварительные слушания по этому делу. И их итоги, мягко говоря, настораживают.

В ходе предварительных слушаний председатель и члены УИК №2603 под аудиозапись и протокол судебного заседания подтвердили заявленные кандидатом Смагиным количества бюллетеней – 512 с тремя голосами, 102 с двумя галочками и 142 с одной. А разницу с цифрами в итоговом протоколе председатель Очерской территориальной комиссии объяснил путаницей и сбоем компьютера.

Иными словами, факт появления лишних голосов, да еще в огромном количестве, был подтвержден. Осталось выяснить, кто виноват и что делать. Но с этим, похоже, будут сложности.

К примеру, суд, игнорируя ходатайство истца о допросе членов УИК в качестве свидетелей, определил всех членов комиссии стороной в деле (ответчиком). Так что каждый из них, давая пояснения и отвечая на вопросы, представлял не себя, а всю комиссию. При этом все они получили возможность избежать уголовной ответственности  за дачу заведомо ложных показаний, и, что немаловажно, присутствовать в зале, слушать пояснения коллег и онлайн корректировать собственную позицию. То есть вместо независимых показаний имеем корпоративную солидарность и коллективную безответственность.

Далее, суд не особо концентрировался на том, что двое членов УИК на предварительные слушания не явились - включая секретаря, чья роль в этом деле может быть ключевой. Ведь если все стороны сходятся на том, что в ходе подсчета нарушений не было, возникает вопрос о происхождении данных именно в итоговом протоколе? Остальные члены комиссии общих итогов голосования не знали, голосов, отданных за каждого кандидата, не считали… Они, согласно их собственным пояснениям, в это время занимались своими прямыми обязанностями - паковали бюллетени. Итоговый протокол подписывали, да, но цифры в нем не пересчитывали.

На этом заседании происходило еще много интересного. Например, суд в нарушение ст. 9, 45, 63, 70, 164 КАС РФ повторно отказал в истребовании у ответчика письменных доказательств по делу, то есть избирательных бюллетеней, - сославшись на то, что они опечатаны. Можно подумать, избирательные бюллетени опечатывают в ожидании более высоких цен на макулатуру, а не для того, чтобы впоследствии была возможность их проверить!

Избирательный бюллетень - главное первичное письменное доказательство по делу при споре о результатах выборов, без его исследования невозможно подтвердить или опровергнуть доводы истца, а соответственно, невозможно и вынести правильное решение по делу. Не говоря уже о том, что нарушено право истца на представление доказательств, не исполнена обязанность по всестороннему и полному исследованию обстоятельств дела.

Добавим, что результаты выборов по УИК №2603 - не единственное нарушение, которое было зафиксировано в первом округе. Жалобы в ходе голосования подавались и на других участках. Но практика вброса 20 процентов голосов претендует на то, чтобы войти в Российскую книгу рекордов, если бы таковое там фиксировалось.

В любом случае, ситуация требует особого внимания, в том числе и средств массовой информации. Налицо начало опасной тенденции: крупномасштабных манипуляций с голосами избирателей, полного несовпадения итоговых результатов с реальным волеизъявлением граждан при невозможности даже минимальной проверки итогов выборов.

Истоки тенденции, честно говоря, непонятны. Очер, конечно, не пуп земли, но и не такая глухомань, чтобы до него не доходили федеральные тренды. А в тренде нынче – законность.

Следующее заседание суда назначено на 30 октября. Послушаем, посмотрим…