В историю, застывшую в бронзе и граните, можно вдохнуть жизнь

27.10.2015 в 15:03, просмотров: 1646

Историческая память - важнейшая составляющая любого общества. Это то, что формирует нацию, ее духовную культуру, даже государственность. Но как сохранить память? Этим целям служит так называемая мемориальная культура или, иначе, культура памяти. Подходы к трактовке этого понятия существуют разные, рассказывает директор Государственного архива Пермского края Андрей Борисов.

В историю, застывшую в бронзе и граните, можно вдохнуть жизнь
Андрей Борисов: «Мемориальная культура – это не только и не столько внешнее, сколько внутреннее достояние человека, накал его сопереживания Отчизне». Фото предоставлено Государственным архивом Пермского края

Мемориал – это еще не память

– К мемориальной культуре сегодня приковано внимание как различных ученых – историков, философов,социологов, так и практикующих политиков. Мемориальная культура находится в центре политических дебатов, т.к. она связана с формированием исторических и гражданских представлений у молодых людей, а также патриотикой. Отсюда острые общественные дискуссии касательно школьных учебников по истории, которые программируют мышление учеников. Не менее острые дискуссии идут вокруг установки памятников тем или иным историческим персонам, а также вокруг топонимических изменений, например, переименования улиц. Все это имеет прямое отношение к культуре памяти.

Под мемориальной культурой обычно понимают нечто материальное – совокупность памятников, мемориальных комплексов типа Мамаева кургана в Волгограде, стел, памятных досок на зданиях, а также историческую архитектуру. Кроме того, важной частью мемориальной культуры являются кладбища – как обычные, так и мемориальные вроде Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге или Новодевичьего монастыря в Москве. Мемориальные кладбища традиционно являются «местом силы», где люди могут не только почтить память знаковых для российской и региональной истории деятелей, отрефлексировать свою судьбу, но и вписать себя в исторический контекст.

Это один из самых распространенных подходов к мемориальной культуре, который подвергается в настоящее время переосмыслению. Дело в том, что мемориальная культура – это не только и не столько внешнее, сколько внутреннее достояние человека, накал его сопереживания Отчизне. Культура – это, прежде всего, ценностные установки в голове людей, которые управляют их поведением, поступками.

Отсюда понятно, что памятники сами по себе не могут формировать гражданское начало и патриотизм. Памятники необходимо анимировать, оживлять посредством различных акций, мероприятий, и лучше в системе. Это же касается и исторических документов, которые хранятся в архивах. Документы на бумажных носителях – это тоже своеобразные памятники, которые нуждаются в анимации. Архивы вносят важнейший вклад в формирование мемориальной культуры нации.

Предназначение памятников и мемориальных комплексов – будить историческую память. Чтобы это произошло, должны системно работать образовательные учреждения – от школ до университетов, академические учреждения – гуманитарные научно-исследовательские институты. К ним на помощь должны прийти культурные институции – театры, дома культуры, музеи, библиотеки, и, конечно, архивы. Представляется, что эффективность усилий на ниве формирования мемориальной культуры будет тем выше, чем сильней выстроено сетевое взаимодействие всех этих организаций. Гражданственность и патриотизм – это то поле, которое необходимо постоянно взрыхлять. В противном случае, плодов ожидать не приходится.

Нельзя сказать, что патриотическим воспитанием у нас не занимаются. Скорее – напротив. Однако, ситуация у нас часто такая: патриотизм – отдельно, памятники и мемориальные комплексы – отдельно или вместе только по праздникам. Получается, что памятники существуют сами по себе, отдельно от общества, которое с ними ни в какое взаимодействие не вступает. А это ослабляет их значимость. Более того, в этой деятельности пока не отведено достойного места и для архивов. Они тоже почему-то существуют отдельно от патриотики и от памятников. Эту ситуацию необходимо менять, убежден Андрей Борисов:

– Отсюда родилась идея создать что-то вроде научно-образовательного кластера, в составе которого архив мог бы реализовать все свои возможности в плане формирования гражданственности и патриотизма. Потому что – и я отдаю себе в этом отчет – в одиночку архив с этим не справится. Он не может подменить школу, университет или музей. Этого и не надо делать. А вот вступить во взаимодействие с ними и усилить работу музея, библиотеки, театра, школы, университета – это мы можем. Для архива это важно имиджево: мне не импонирует, когда нас воспринимают в обществе как склад где-то на периферии жизни. Есть и еще одно соображение: коль уж мы существуем на деньги налогоплательщиков, на каждый рубль от нас должно быть проку на два.

Надо помогать людям, и особенно молодым, оживлять документ: видеть за бумажкой, на которой написан некий текст, историю, уметь ее воссоздавать и критически осмысливать. История реконструируется именно посредством документов, в ином случае – это спекулятивная история. И уже на этой основе, привлекая архивные материалы, можно анимировать региональные памятники, заставить их работать, включить во взаимодействие с обществом.

Наша идея нашла понимание и поддержку в системе образования, прежде всего в школах.

– Это большая и серьезная работа, в школах это знают, – отмечает директор Государственного архива. – Несмотря на это, школы готовы работать с нами в тесном контакте. Для этого проекта, прежде всего, необходимы заинтересованные учителя предметов обществоведческого цикла, которые готовы работать с нашими специалистами и привести в архив школьников. Здесь можно делать интересные исследовательские проекты, которые легко выводимы в публичное пространство. И не для галочки, не для того, чтобы отчитаться, а чтобы «включить» факторы, которые воспитывают любовь к родине, формируют гражданина, ответственного за свою землю.

Важным для региона мы с коллегами считаем проект «Пантеон героев Пермского края». Это проект, направленный на формирование региональной идентичности и позитивного патриотизма. Его суть – в отборе школьниками исторических персонажей, которые составляют славу Пермского края, являются его героями. Этот отбор происходит в результате исследовательской деятельности и работы над архивными материалами. Важно, что героев Пермского края определяют сами школьники, им ничего не навязывают. Это их выбор, а не выбор взрослых. Это осмысленный и ответственный патриотизм.

Личный архив? Это просто

– Новый сайт Государственного архива Пермского края дает уникальные возможности для выстраивания коммуникации с его пользователями, – говорит Андрей Борисов. – Важно, чтобы наш сайт стал привлекательным не только для взрослых, но и для подрастающего поколения. Для этого мы начали формировать вокруг архива клубы по интересам – генеалогический, нумизматический, исторический, музыкальный и т.д. Они пока в стадии становления. В идеале хотелось бы, чтобы они были представлены на нашем сайте, систематизированы, чтобы прямо здесь можно было записаться в клуб. Так и будет! И очень важно, чтобы детские клубы были открытыми. Это значит, что в клуб могут свободно прийти родители, бабушки-дедушки, чтобы не только посмотреть, чем занимаются их отроки, но и поучаствовать вместе с детьми в работе над историческим проектом. Смешанная среда очень позитивно влияет на результаты клубных практик.

Одним из важнейших проектов Государственного архива Пермского края является конкурс частных архивов. История одной семьи, история одного рода – это важная и неотъемлемая часть истории нашей Родины. В частных архивах хранится много уникальной информации, которая органично дополняет материалы государственного архива.

Поэтому важно поддержать тех людей, которые бережно хранят документы и артефакты, связанные с семейной историей, пытаются систематизировать свой личный архив. Больно наблюдать, когда мы обнаруживаем семейные архивы на свалке. И это не только архивы простых людей, но и архивы известных всему региону людей. Так нельзя!

Конечно, можно винить потомков, которые избавляются от документов вместе с фотографиями, личными вещами. Но это происходит вовсе не обязательно из-за неуважения к предкам. Возможно, люди просто не представляют, что делать со всем этим добром. Архивы должны помогать людям и создавать условия для сохранения памяти об уходящих поколениях. Если бы люди знали, что вещи, которые, как им кажется, захламляют квартиру или дачу, они могут передать в архив, они бы это сделали. Для этого архивистами должен быть разработан простой и четкий, интуитивно понятный алгоритм действия. Когда случился очередной казус с архивом одного нашего известного писателя – не буду называть фамилию – я задумался о том, что нам нужно менять систему комплектования, формирования личных фондов, работать над тем, чтобы в них были представлены не только писатели и артисты.

На сегодняшний день в этой работе нет должной системы. Совершенно непонятно, почему одни документы личного происхождения оказываются у нас в Государственном архиве Пермского края, другие – у наших коллег в Пермском государственном архиве новейшей истории, в партийном архиве. То мы гоняемся за одними и теми же документами, то что-то важное проходит мимо нас... Нужны ясные критерии, что мы собираем, храним, что хотим расставить по полкам, что хотим оставить потомкам. Мы как исторический архив должны побудить людей к действию по отношению не к прошлым эпохам вообще, а к своему личному прошлому. Мы планируем подключить на нашем сайте сервис, который позволит всем желающим оцифровать свой архив и получить место для его хранения в электронном виде. Все, что люди считают ценным для себя, – фото, документы, дипломы, грамоты, письма, дневники, – можно будет прямо из дома закачать на наш сайт.

У архива есть и собственная заинтересованность в таком проекте. Представьте, мы как госархив все этим материалы накапливаем, а граждане выступают как архивисты, которые помогают нам формировать фонды. Для каждого такого частного архивиста создается личный кабинет, люди становятся партнерами архива. При этом люди могут сделать свой архив открытым или, напротив, закрыть его. Практика ограничения доступа к архивным материалам вполне отработана. Имеются ограничения типа «только после моей смерти» или «через 25 лет»: есть интимные подробности, затрагивающие других людей, а этические нормы никто не отменял. Ну, а там, где никакого секрета нет, личный архив может быть доступным для всех.

Добавим: такой подход к личной мемориальной культуре еще нигде не опробован. Но можно смело говорить о том, что потребность в оцифровке, систематизации, хранении личных архивов есть. Сегодня интерес к семейной истории высок как никогда. Если раньше граждане в основном интересовались генеалогией в надежде найти знатных пращуров, то сейчас люди ищут близких, пропавших в годы войны, предков, от которых сохранились лишь семейные предания. Словом, возвращаются к корням. А открытые, общедоступные личные архивы – это не только гарантированная сохранность семейной памяти, но и новый поисковый ресурс. Да еще и поддержанный возможностями государственного архива.