Губернская Пермь могла стать третьей столицей России

Но на многие годы осталась в тени уездного Екатеринбурга. Во всем виноват Колчак?..

19.11.2014 в 14:05, просмотров: 4179

Почти сто лет назад, на рубеже 1918-19 годов, сложился миф о том, что Колчака и его армию пермяки встречали хлебом-солью, девочки-гимназистки все в слезах дарили цветы... Но так ли было на самом деле? 

Губернская Пермь могла стать третьей столицей России
Фото: img1.liveinternet.ru

…19 февраля 1919 года, 8 часов утра, вокзал Пермь-I. На станцию прибывает поезд с Верховным правителем России адмиралом Колчаком. На перроне его встречает почётный караул и представители общественности. Сразу после прибытия в город адмирал отправляется на торжественное богослужение в кафедральный собор.

В 9 утра у Спасо-Преображенского кафедрального собора адмирала Колчака встречают представители пермского духовенства во главе с епископом Борисом и толпы народа. Энтузиазм всеобщий, несмолкаемые крики «Ура!», Владыка дарит Верховному правителю икону Святителя Николая Чудотворца – покровителя всех плавающих и путешествующих.

Один день в истории

Звезда Александра Васильевича Колчака, морского офицера, известного полярного исследователя, восходит в 1916 году, когда его, к тому времени адмирала, героя первой мировой войны, назначают командующим Черноморским флотом. В 1917 году в условиях начавшегося революционного хаоса Колчак выступает за сохранение твёрдого порядка и дисциплины.

Во время гражданской войны, осенью 18-го, он оказывается в Омске, столице Белой России, и принимает предложение стать военным министром. Уже в ноябре Совет министров отстраняет от власти Директорию, состоявшую из эсеров – членов разогнанного большевиками Учредительного собрания. Вся полнота власти переходит к адмиралу Колчаку, который становится Верховным правителем России и Верховным главнокомандующим русской армии и флота. Наступление белых активизируется. Направление главного удара – Пермь.

– Пермь только-только отходила от большевиков, – рассказывает пермский историк Полина Домовитова. – Сибирская армия дала хлеб, какое-то продовольствие появилось в городе. Не сказать, чтобы много, но хоть что-то. Была разрешена свободная торговля, соответственно, продуктов питания стало больше.

В начале 1919 года Колчак в Омске восстанавливает правительствующий Сенат – высшую юридическую инстанцию страны, распущенную большевиками, приносит присягу на верность России и вскоре отправляется с инспекцией на фронт, посещая по пути города.

К моменту приезда Колчака Пермь была в руках белых менее двух месяцев.

– Вопреки многим историческим работам, особенно советского периода, встретили их радостно и хорошо,– говорит Полина Домовитова. – Пермь была взята быстро, буквально за день-два. Власть большевиков была очень сильной и, скажем так, далеко не сахарной. Поэтому колчаковцев встречали хлебом-солью. И сестры Циммерман, с которых, по легенде, писались чеховские три сестры, были среди тех, кто выходил на улицы, встречая Сибирскую армию.

Есть легенда, согласно которой в Перми Колчак встретился со священником, который пробрался к нему из Москвы с посланием от Святейшего патриарха Тихона. Предстоятель Русской православной церкви благословлял Верховного правителя на служение России и передавал ему икону.

В белых пермских газетах, подробно описывавших визит Колчака, об этой встрече не сказано ни слова. И это можно объяснить. На территории, контролируемой красными, свирепствует террор, жертвами которого становятся, в том числе, многие священнослужители. Большевики искали малейший повод, чтобы ударить по самому патриарху. Если встреча Колчака с его посланником действительно имела место, распространяться о ней явно не следовало. Это могло дорого стоить Тихону и усилить террор против церкви.

Но вернемся в февральскую Пермь 1919 года. После молебна в кафедральном соборе Колчак направляется на парад, которым командует 28-летний генерал Анатолий Пепеляев.

По словам Александра Кручинина, военного историка из Екатеринбурга, именно полки Пепеляева в предрождественскую ночь взяли Пермь и разгромили гарнизон города.

11 часов дня. В Перми начинается парад войск, недавно освободивших Пермь. Он проходит на Сенной, ныне Октябрьской площади Перми.

Прямо с парада Колчак прибывает в здание Благородного собрания. Зал собрания переполнен: начальники воинских частей, государственные чиновники, представители земского и городского самоуправления прибывают, чтобы лично поприветствовать Верховного правителя России.

Выслушав приветствия, Колчак произносит речь. Он призывает забыть партийные разногласия и объединиться против общего врага – большевиков – ради спасения России и восстановления государственности. Речь была встречена аплодисментами.

Из Благородного собрания Колчак в 4 часа дня проследовал в здание губернской земской управы, где состоялось торжественное заседание представителей местного самоуправления. Земства и городские думы повсеместно упразднялись большевиками, но белые их неизменно восстанавливали. Но если земские деятели Прикамья восторженно приветствуют Колчака, то отношение к нему со стороны Пермской городской думы – неоднозначное. Большинство в Пермской городской думе принадлежит эсерам. Они обижены на Колчака за роспуск омской Директории, которой руководили их однопартийцы, и потому демонстрируют определенную оппозиционность. Пермские эсеры подвергаются обструкции со стороны городского общества, но сам Колчак занимает примирительную позицию.

– Гласные высказали ряд претензий, пожеланий Верховному правителю,– рассказывает Полина Домовитова. – Но он отнесся к этому вполне адекватно, и никакого прессинга с его стороны, возмущения или критики, в общем-то, не последовало. Все было довольно-таки мирно.

– Конечно, он беседовал с членами городского самоуправления – дополняет Александр Кручинин. – Выделил им из государственных средств дотации на развитие городского хозяйства Перми, на ликвидацию последствий боев за Пермь.

После заседания в земской управе Колчак направляется на встречу с юными воспитанниками пермских учебных заведений. Первым пунктом стало посещение Мариинской женской гимназии.

Вот что об этом визите рассказывает Полина Домовитова:

– Очень трогательно проходила эта встреча Колчака, девочки-гимназистки дарили цветы… По рассказам, он чуть не прослезился. Естественно, был и бал после этого.

Из женской гимназии Колчак около 6 часов вечера отправляется в первую мужскую гимназию, где собрались учащиеся всех мужских учебных заведений Перми. Отвечая на приветствия, Верховный правитель обращается к молодёжи. Он призывает воспитывать юношей в духе любви к отечеству, преданности России, развивать в учащихся дисциплину и самообладание. Речь Колчака, как и везде, сопровождается громкими аплодисментами и криками «Ура!»

Уже поздно вечером 19 февраля в Благородном собрании в честь Верховного правителя устраивается банкет. Колчак произносит тост: «Я поднимаю бокал за нашу Родину – единую и нераздельную, за нашу Родину, свободную и независимую, за нашу Родину, живущую по вере православной, при мирном производительном труде, при наличии армии храброй и непобедимой, при правительстве, отвечающем воле народной».

После обеда состоялся концерт. Около часа ночи Верховный правитель посреди всеобщих оваций покидает собрание. На следующий день, 20 февраля, в 5 часов утра Колчак отправляется на фронт, который проходит недалеко от Перми.

После бала – на передовую

Он побывал буквально на передовых позициях,– комментирует историк Леонид Обухов. – На позициях артиллерийской батареи в районе Шабуничи–Чайковская. Батарея произвела несколько выстрелов, красные ответили.

Колчак, естественно, произвел награждения. Не знаю случаев, чтобы что-то подобное сделал Троцкий или кто-то еще из высоких советских начальников.

Вернувшись с фронта, Колчак посещает госпиталь Красного Креста для больных и раненых воинов. Верховный правитель, в первую очередь, направляется в палату для тяжелораненых.

Вечером следующего дня, 21 февраля, Колчак посетит Александровскую больницу и вторично Мариинскую женскую гимназию. Первая же половина дня была посвящена Мотовилихинскому заводу. В конце 18 года, накануне прихода белых в Пермь, мотовилихинские рабочие подняли восстание против большевиков и поддержали бойцов белого Барабинского полка, который вёл бои за завод.

– Часть рабочих даже вступила добровольно в ряды Барабинского полка, потом Мотовилиха взяла над ним своеобразное шефство, – говорит Леонид Обухов. – Регулярно собирались пожертвования на Барабинский полк, к знамени была приделана золотая дощечка с надписью «От граждан Мотовилихи Барабинскому полку» и так далее.

Теперь, в феврале 19-го, на заводе под председательством Колчака проходит деловое совещание рабочих предприятия.

– Его чуть ли не на руках носили, – добавляет Полина Домовитова. – А так как сам Колчак представлял, что такое завод, потому что рос в семье инженера, то он умел обращаться со станками. Сам подходил к ним, что-то хитрое делал – это вызывало восторг у рабочих.

По распоряжению Верховного правителя Мотовилихинскому заводу выделяются крупные средства.

– Он, конечно, им выделил субсидии на то, чтобы восстановить производство артиллерии, наладить ремонт неисправной техники, – продолжает Александр Кручинин. – И вообще, как говорят газеты и материалы того времени, он произвел самое благоприятное впечатление на мотовилихинских рабочих.

В 4 часа вечера в пятницу Колчак повторно прибывает в здание Мариинской женской гимназии. Этот визит связан с просьбой гимназисток – те, кто не видел его 19-го числа, хотели увидеть Верховного правителя России воочию. Гимназистки экспромтом исполнили кантату «Слава». Через час в гимназию прибыл адъютант адмирала и привез его портрет с автографом. Подпись и дата – 21 февраля 1919 года, Пермь.

Вечером того же дня поезд Верховного правителя отбывает из Перми. Одним из последствий визита адмирала в Пермь стало создание весной 19-го Камской речной боевой флотилии.

Подробнее рассказывает Александр Кручинин:

– Он осмотрел вмерзшие в лед, взятые как трофеи суда Камской флотилии и понял, какой неоценимый клад достался его войскам при взятии Перми. Это было более сотни судов разного назначения и класса – пассажирских, грузовых, барж. Колчак сразу опытным взглядом моряка понял, что можно создать боевую флотилию.

Флотилией командовал лично морской министр правительства Колчака, его давний друг адмирал Михаил Смирнов. Под его руководством Камская флотилия белых в мае-июне успешно действовала в речных сражениях против красных, в переброске сухопутных войск, одержала ряд побед над противником.

В ночь на 1 июня 1919 года Колчак ещё раз приедет в Пермь. На сей раз это будет краткий и исключительно деловой визит. Адмирал встретится с командующим Сибирской армией генералом Гайдой.

Весь день 1 июня Колчак почти не выходит из своего вагона. Он проводит продолжительные совещания, работает с документами. Утром 2 июня адмирал отправится в обратный путь.

Спустя месяц белые будут вынуждены оставить Пермь. Вместе с войсками эвакуируется значительная часть гражданского населения, чиновники, представители местного самоуправления, почти вся профессура Пермского университета, многие инженеры и рабочие Мотовилихинского завода.