Не было, нет ...и не будет?

Светское государство России – из прошлого в будущее

21.11.2012 в 10:41, просмотров: 2004

На радио «Эхо Москвы» в Перми стартовал новый проект - PERMIA. Именно так и именно на латинице впервые было сформулировано название нашего края на европейских географических картах. «Велика и обширна земля Пермия», – так тогда говорили иностранцы. А сейчас каждое воскресенье в 19.00. в прямом эфире «Эха» известные пермские ученые и журналисты, пожалуй, впервые в Перми будут обсуждать наиболее актуальные для пермяков вопросы дня сегодняшнего, прошлого и будущего. Одной из первых была поднята тема: было ли когда-либо в России светское государство и возможно ли оно у нас вообще.

Не было, нет ...и не будет?

Дискуссии на волнующую тему о взаимном вмешательстве государства в дела церкви и церкви в дела государства то и дело подогреваются новыми инфоповодами. Так, Госдумой уже в первом чтении приняты поправки в ст.16 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях». Поправки разрешают школам предоставлять религиозным организациям помещения для молитв и обрядов. Однако не будет ли это нарушением принципа светского характера образования? Возможно, вполне достаточно того, что в целях формирования у юных граждан религиозного мировоззрения с осени 2012 года в российских образовательных учреждениях введён новый школьный курс «Основы религиозных культур и светской этики».

О том, что же собой представляет светское общество и можно ли считать наше общество таковым в истинном понимании его значения, с гостями новой радиопрограммы обсудил пермский журналист Вячеслав Дегтярников.

С исторической точки зрения, светским наше государство считается без малого уже целый век. Новый характер государственной власти, свободы совести и вероисповедания провозгласил Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви 1918 года.

Красным террором по священно – служителям

Кандидат исторических наук Михаил Нечаев отмечает:

– Сразу после выхода Декрета 1918 года в Перми происходят события, которые, на мой взгляд, не имеют аналогов в России, – это церковная забастовка. Пресвященнейший Андроник являет эту забастовку в знак протеста против того, что власти пытаются забрать церковные ценности.

Вячеслав Дегтярников:

– Однако из-за чего распалился конфликт между государством и церковью? Государство отделило себя от церкви, выпустив ряд законов о светской школе, о светском браке. Равно как и поместный собор, принявший этот процесс во благо, выпустил свои законы, говорящие о независимости церкви.

Михаил Нечаев:

–Да, в Декрете было сказано в целом о национализации церковного имущества, но как это должно было происходить, в документе не было ни слова, потому как он носил декларативный характер. А на местах появилось инструктивное письмо о разгроме монастырей (Белогорского, Иоанно-Богословского в Чердыни): всё вывозилось и всех арестовывали.

Больше всего жертв красного террора приходится именно на нашу Пермскую епархию. Зафиксировано 123 священнослужителя, принявших мученическую смерть, не считая тех, которые были арестованы.

Кандидат юридических наук Екатерина Котельникова:

– Здесь важно помнить еще о том, что советское государство было молодым и юридически абсолютно неграмотным. Лозунг разрушить все до основания противоречил веротерпимости и свободе вероисповедания.

Революционный настрой способствовал утрачиванию традиции русского права. Поэтому говорить о целенаправленной правовой политики в это время не приходится.

Да, Декрет был. Но, как в то время часто бывало, появлялись подзаконные акты, которые фактически сводили к нулю сам нормативный документ, либо полностью меняли его содержание. В итоге исполнение оказывалось диаметрально противоположным.

Светское или атеистическое?

Даже после юридического разделения церкви и власти, все же новая Россия была советским государством, в котором вплоть до 1936 года согласно Конституции СССР все священнослужители были лишены избирательных прав.

Несмотря на наличие нормативного документа – Декрета, окончательного разделения церкви от государства в умах людей не произошло. Огромная социальная роль церкви, которая проявлялась в таких насущных жизненных процессах, как рождение и крещение, брак и венчание, а также других таинствах, продолжала быть важной для общества.

В то же время немалая часть людей отказывалась от религиозного влияния при активном формировании светских загсов и школ. К тому же законодательство о религиозных объединениях, просуществовавшее с 1929 по 1990 годы, жёстко ограничило религиозную, а именно в большей степени православную, деятельность только церковной оградой. Как известно, были запрещены массовые крестные ходы и даже такой государственный праздник, как Пасха.

Возвращаясь к вопросу, в каком же государстве мы оказались после того, как церковь была отделена от власти, справедливо отметить, что в то время слово «светское» в советских законах практически не существовало. Термин явно имел буржуазные корни.

Следует признать, что да, церковь уничтожали физически. Но цель была уничтожить не церковь как институт, а те ценности, которые она несла. В самом начале формирования советского государства, очевидно, что цель была достигнута. Произошло замещение церковных обрядов некими атеистическими или же светскими элементами. Однако эти понятия ни в коем случае нельзя отождествлять.

К слову, за рубежом наше государство в то время называлось в чистом виде атеистическим.

«Хочу жить в государстве без религии»

Екатерина Котельников:

– Тезис явно утопичный. Если следовать исторической традиции 1918 года, то религии в атеистическом государстве уйдут в подполье.

Михаил Нечаев:

– А любое религиозное действие в обществе будет рассматриваться как клерикализм, – что приведёт к гонениям на верующих.

Вячеслав Дегтярников:

– Наверняка стоит считать благом то, что в образовательных учреждениях с 1 сентября текущего года введён новый школьный курс «Основы религиозных культур и светской этики». Он призван, в том числе, воспитывать у школьников бесконфликтное отношение к представителям других религий.

Вот только не станет ли это простым замещением одних стереотипов на другие? Ведь как определить все-таки, что такое светское общество и каким оно должно быть?

Екатерина Котельникова:

– Юриспруденция не даёт ответа на такой вопрос. На сегодняшний день нормативное закрепление светского государства и признаков светского государства отсутствует в законодательстве. Да и нормативное регулирование признаков не представляется возможным. Понятие «светское» общество является относительно-оценочным. Мы не сможем его свести в некую догму, чтобы впоследствии на неё опираться.

Александр Вертинский:

– Ответ на этот вопрос можно найти не с юридической, а с общественной точки зрения. Мы все прекрасно понимаем, что в состав гражданского общества включаются как светские, так и конфессиональные институты. Исходя из этого, государство не может запретить общественную деятельность ни православной церкви, ни исламской общине, ни буддийской самадхе, ни еврейской синагоге, никаким другим конфессиям.

Тем более, что религия изначально существует для регулирования этнических, нравственных отношений в обществе. По урокам истории мы лишний раз убеждаемся в важной роли религии. Маргинализировать, тем более репрессировать какую-либо религиозную организацию опасно для общества.

В этом контексте светское государство выполняет роль всеобщего регулятора, где и общественные, и религиозные организации в равной степени участвуют в общественной жизни.

В таком случае государство должно быть заинтересовано в формировании морально-устойчивых людей, и как следствие, нравственного общества. Если да, то может ли оно обеспечить такое общество?

Важно понимать, что религия – это система ценностей. Разные религиозные течения – по сути, разные системы ценностей. Если мы говорим нет религиозности, мы говорим нет изучению религии в рамках образовательного процесса. В таком случае молодое поколение обрекается на то, чтобы в течение жизни так и не выбрать для себя подходящую систему ценностей.

Мы находимся ещё на большом пути к светскому государству в полном понимании этого значения, то есть к такому, которое обеспечивает свободу каждой группе граждан.