Дорогами Великой Отечественной

Медсестра из Прикамья в годы войны прошла всю Европу

22.02.2018 в 10:39, просмотров: 914
Дорогами Великой Отечественной
Повестку в военкомат Раиса Елохова получила в 19 лет, после окончания курсов медсестер

С каждым годом очевидцев Великой Отечественной войны становится все меньше. В некоторых поселках и деревнях остались один-два ветерана, а иногда и совсем никого. Например, в поселке Усть-Качка проживает единственная участница войны - Раиса Назаровна Елохова. Молодой девушкой она ушла на фронт медсестрой – и дошла до самой Германии.

Раиса Назаровна родилась 16 августа 1924 года. Все детство и юность до самой войны жила вместе с родителями в деревне Подгорино Краснокамского района. А после победы из-за полученного ранения приехала на лечение в санаторий в Усть-Качке. Тут и осталась жить и работать.

- В 1941 году я окончила 8 классов и собиралась идти в девятый, - рассказывает Раиса Назаровна. - Но началась война, и вместо учебы я пошла работать: работающим полагалось по карточке 800 граммов хлеба, а тем, кто не , - только 450. Устроили меня на Гознак в цех сортировки. Мне там очень не нравилось. Я была шустрой девочкой, а на этой работе нужно было сидеть на одном месте и считать. И когда  услышала о курсах медсестер, сразу же записалась и начала учиться без отрыва от производства. Днем работала в цехе, а вечером занималась. Закончила очень хорошо. Получила диплом, а в августе 1943 года - повестку в военкомат. Со мной вместе на курсах учились мои две подруги и одноклассницы Вера Тамилова и Клава Белова – им тоже пришли повестки. Мы очень обрадовались, что нас забирают на фронт: «Мы на фронт работать, мы на фронт!» - кричали все втроем. Правда, нас должны были разбросать по разным направлениям. А мы с детства вместе, да и страшно было поодиночке на фронт. В итоге смогли уговорить военное начальство. И нас втроем отправили в первый госпиталь.

Из родного города подруг перекинули на Ленинградский фронт, где они и проходили первую месячную практику.

- Раненых было очень много, - вспоминает Раиса Назаровна. - Работали день и ночь. После практики нас переместили в Сясьстрой - на реке Сясь в Ленинградской области. Там мы принимали раненых с железной дороги. Потом нас направили в сторону Пскова. Остановились в Псковской области в городе Дно. Там находился медсанбат. В одном из жилых домов хозяйку выселили на кухню, остальное помещение приспособили под госпиталь. Город бомбили каждый день. Самое ужасное, что целились именно по госпиталям. Мирных жителей не особо трогали, а по нам постоянно наносили удары. Приходилось постоянно скрываться в окопах, землянках. Неходячих раненых переносили в укрытие на носилках. Нас бомбят, а медперсонал раненых носит... Бывало, пролетит два самолета, а третий кружит над нами и бомбит в самую кучу народа. Далее приехали в город Порохов и после уже пешком шли 25 километров до самого Пскова. Идти было очень трудно. Но отдыхать не разрешалось. Так и прошли с утра до вечера.

В Пскове картина была ужасающая. Город был полностью разрушен, в центре - сплошной пожар. Там был центр деревообрабатывающей промышленности, поэтому и город был весь деревянный. Выгорел весь. Но его очень долго брали. За один дом могли целый день драться. Жертв было много, тяжелораненых. Безнадежных в тыл не отправляли – оставляли у нас.

Именно в Пскове получила ранение и сама Раиса Назаровна. Недалеко разорвалась бомба, медсестру отбросило взрывной волной на срезанный бетонный столб.

- Перегнуло позвоночник так, что потом я две недели ходить не могла. После этой травмы сразу поставили инвалидность. Тем не менее, надо было идти дальше. После Пскова мы пошли по селениям Литвы. Литовцы нас принимали плохо, не помогали, не любили русских. Единственное - ели мяса до сыта. Немцы не трогали их скот - это у русских вырезали всю скотину. По сравнению с Россией Литва была сытой и богатой, как будто бы и войны не было. Далее двинулись на Украину. Простояли там 2 недели в железнодорожном поселке. А потом сразу ушли в Польшу, в город Краков. Оттуда зимой 1944 года прибыли в Германию.

- Зима в Германии была холодная, но без снега. Только упадет - и сразу растает. Все уже знали, что за нами победа. Местные жители с нами хорошо общались, здоровались, некоторые даже по-русски. Но раненых было – столько я за весь путь еще не видела. Лежали на кроватях, под кроватями, в коридорах. Мы этих солдат называли «На Берлин», потому что всех оттуда и привозили. Лечили не только наших, раненых пленных немцев тоже было много. Привезут пленного, а он на рану показывает, объясняет по-своему, что больно.

Потом нас развернули назад в Россию. По дороге в Кракове мы и узнали о победе. Сразу организовали вечер с песнями и танцами, там же мне вручили первые награды за хорошую службу. У каждого было личное дело, где ставились отметки о проделанной работе, а так же замечания. Так вот, у меня личное дело было без единого минуса.

- Раиса Назаровна, как сложилась судьба ваших подруг Веры и Клавы?

- Мы весь путь прошли рука об руку и все трое вернулись живыми. Обошла нас смерть стороной. А погибало очень много, особенно медсестер. Ведь под пулями и бомбами ходили. Потом, после войны, разъехались в разные стороны. И сейчас жива только я одна осталась.

- Встретили ли вы на фронте свою любовь?

- Любовь на всю жизнь не встретила, - смеется Раиса Назаровна. - Но влюблялись часто. Солдаты постоянно ухаживали за медсестрами - молодые же все были. С одним после войны какое-то время еще переписывались...

Оксана ЗЕМЛЯНСКИХ




Партнеры