Госнаркоконтроль ликвидирован. А ошельмованные системой люди по-прежнему сидят

В поисках справедливости

17 мая 2017 в 08:42, просмотров: 2571
Госнаркоконтроль ликвидирован. А ошельмованные системой люди  по-прежнему сидят

Уже исполнился год с тех пор, как в России ликвидирована система Госнаркоконтроля. Почему разогнали ведомство, ни для кого не секрет. Здесь не столько защищали закон, сколько нарушали его. Ни в одной системе никогда так массово не использовали служебное положение, чтобы решать проблемы собственного благосостояния, сводить личные счеты, а попутно создавать видимость борьбы с социальным злом, манипулируя армией наркозависимых и мелких барыг.

В полной мере почувствовала на себе специфику этой системы кунгурская семья Агаметовых. Об этой истории мы уже писали. Но обстоятельства заставляют вновь вернуться к теме. 

В августе 2012 года в кунгурском ресторане «Каспий» Руслан Агаметов – молодой человек из уважаемой семьи, помощник машиниста и студент-заочник – имел неосторожность вступить в конфликт с представителем Кунгурского отделения наркоконтроля Б. Просто заступился за девушку. А вскоре к Агаметовым пришли с обыском. Ошарашенным родителям объяснили: их сын торгует наркотиками. Наркотиков в доме не нашли. Но зато изъяли деньги – якобы меченые, полученные за наркотики. Впрочем, после суда их, как ни странно, вернули. 

Для семьи произошедшее стало шоком. Да и для всех, кто знает Агаметовых. Кунгур – город небольшой, тут все знают, кто чем живет и чем на жизнь зарабатывает.

Против Руслана Агаметова нашелся только один свидетель – назовем его Иванов. Несчастный, в общем-то, человек, наркоман, судимый и полностью зависимый от благосклонности сотрудников местного наркоконтроля, в том числе и от Б., который принимал самое активное участие в следственных действиях. Вот Иванов-то и показал, что пять раз приобретал у Агаметова наркотики. 

Уже в суде первой инстанции три эпизода из пяти не нашли подтверждения. Оказалось, обвиняемого в это время не было в городе. Чуть не сорвался у следствия и четвертый эпизод: на указанное свидетелем время тоже имелось алиби. Иванову пришлось срочно «вспомнить», что дело было не ясным днем, а темной ночью. 

Как ни странно, все эти чудеса не заставили суд усомниться в надежности свидетеля, многократно уличенного во лжи. Агаметов был осужден на 10 лет и в данный момент отбывает срок. Потому что краевой суд отказался вызывать и допрашивать единственного свидетеля. Или хотя бы прослушать диктофонную запись, посмотреть видео, на котором Иванов после приговора районного суда извиняется перед отцом Руслана, объясняет, что вынужден был оговорить парня, и обещает все честно рассказать на суде в Перми, подальше от сотрудников Кунгурского наркоконтроля. 

Кстати говоря, остались без внимания и обращения в прокуратуру десятков жителей Кунгура, которые просили проверить обоснованность вынесенного приговора. Люди писали, что они хорошо знают своих соседей и не понимают, почему словам достойного, честного рабочего парня веры нет, а наркозависимого, дважды судимого «свидетеля» суд счел достойным доверия. Интересно и то, что эти обращения по непонятной причине были объединены с жалобами на приговор.

Бывший сотрудник Кунгурского наркоконтроля Б. после ликвидации ведомства трудоустроился в полиции – видимо, ценный кадр. А 32-летний Руслан Агаметов уже 4 года сидит в колонии в Губахе. Работает хорошо, строит церковь, режим не нарушает и старается не падать духом. Держаться помогает вера в то, что справедливость все-таки есть. И поддержка родителей, которые продолжают бороться за сына и готовы идти до конца.

– Верховный суд нам отказал, – говорит Любовь Александровна, мама Руслана. – Краевая прокуратура в ответе на жалобу сообщила, что не находит оснований для вмешательства. Но у нас, честно говоря, есть большие сомнения, что там в принципе знакомились с материалами уголовного дела: в ответе, который мы получили, почему-то указана другая фамилия осужденного. Генеральная прокуратура, как и положено, наше первичное обращение спустила вниз. Сейчас мы готовим новое обращение в Генпрокуратуру, а также к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. Если потребуется – будем обращаться в Администрацию президента. Мы не требуем, чтобы сына освободили, – мы хотим, чтобы необоснованно вынесенный приговор был отменен, и дело рассмотрено заново. Полагаем, что в этой ситуации прокуратура и органы государственной власти должны встать на сторону осужденного. Сыну сидеть еще 6 лет, и мы будем бороться, пока не добьемся справедливости. Есть разные инстанции, – в конце концов, есть телевидение. Есть ток-шоу, которое уже проявляет интерес к этой теме. Там считают, что наша история заслуживает внимания и огласки на всю Россию. За правду будем биться до конца! 

Ольга БОРЗУН.





Партнеры